Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

БЕДНАЯ ЛЕНД-ЛИЗА: неблагодарная история об американских поставках в СССР.

Чем ближе 70-летие Победы, тем все больше со стороны либерально озабоченных политиканов, журналистов, историков и публицистов наблюдается восторгов по поводу американского «ленд-лиза», которые ставят помощь западных союзников СССР куда выше Сталинградской или Курской битв и тех десятков миллионов жертв, которые пришлось заплатить советскому народу за Победу над коричневой чумой нацизма.

 

Закон о ленд-лизе или «Закон по обеспечению защиты Соединённых Штатов», который был принят Конгрессом США ещё 11 марта 1941 г., давал Президенту США «право передавать взаймы или в аренду другим государствам различные товары и материалы, необходимые для ведения военных действий», если эти действия, по определению президента, являлись жизненно важными для обороны США.

Под «различными товарами и материалами» понимались оружие, военная техника, боеприпасы, стратегическое сырье, амуниция, продовольствие, товары гражданского назначения для армии и тыла, а также любая информация, имеющая важное военное значение. Сама схема ленд-лиза предусматривала выполнение страной-получателем ряда условий:

1) уничтоженные, утраченные или потерянные во время боевых действий материалы не подлежали оплате, а уцелевшее и пригодное для гражданских целей имущество следовало оплатить полностью или частично в порядке погашения долгосрочного кредита, выданного самими США;

2) сохранившиеся военные материалы могли оставаться у страны-получателя до тех пор, пока США не затребуют их назад;

3) в свою очередь, арендатор обязывался помогать Соединённым Штатам всеми имевшимися у него ресурсами и информацией.

Между прочим, и об этом мало кто знает, закон о ленд-лизе обязывал страны, претендовавшие на американскую помощь, представлять США исчерпывающий финансовый отчёт. Неслучайно министр финансов США Генри Моргентау-младший во время слушаний в сенатском комитете назвал это положение уникальным во всей мировой практике: «Впервые в истории одно государство, одно правительство предоставляет другому данные о своём финансовом положении».

С помощью ленд-лиза администрация президента Ф. Д. Рузвельта собиралась решить ряд неотложных задач, как внешнеполитических, так и внутренних. Во-первых, такая схема позволяла создать новые рабочие места в самих США, которые ещё не до конца вышли из тяжелейшего экономического кризиса 1929–1933 годов. Во-вторых, ленд-лиз позволял американскому правительству оказывать определённое влияние на страну-получателя ленд-лизовской помощи. Наконец, в-третьих, посылая европейцам только оружие, материалы и сырье, но не солдат, Ф. Д. Рузвельт выполнял своё предвыборное обещание: «Наши парни никогда не будут участвовать в чужих войнах».

Первоначальный срок поставок по ленд-лизу был установлен до 30 июня 1943 г. с дальнейшей ежегодной пролонгацией по мере его необходимости, а первым администратором этого проекта Ф. Д. Рузвельт назначил бывшего министра торговли, своего помощника Гарри Гопкинса.

Вопреки распространённому заблуждению, система ленд-лиза создавалась отнюдь не под СССР. Первыми военную помощь на основе особых арендных отношений (аналога оперативного лизинга) в конце мая 1940 г. запросили англичане, поскольку фактический разгром Франции оставил Великобританию без военных союзников на европейском континенте. Сами англичане, запросившие первоначально  40–50 «старых» эсминцев, предложили три схемы расчётов: безвозмездный дар, оплата наличными и лизинг. Однако премьер У. Черчилль был реалистом и прекрасно понимал, что ни первое, ни второе предложения энтузиазма у американцев не вызовут, поскольку воюющая Англия была фактически на грани банкротства.

Поэтому президент США Ф. Д. Рузвельт быстро принял третий вариант, и в конце лета 1940 г. сделка состоялась. После этого в недрах американского Министерства финансов родилась идея распространить опыт одной частной сделки на всю сферу всех межгосударственных отношений. Подключив к разработке законопроекта о ленд-лизе Военное и Военно-морское министерства, Администрация Президента США 10 января 1941 г. внесла его на рассмотрение обеих палат конгресса, который и был утверждён им 11 марта 1941 г..

Между тем, в сентябре 1941 г. Конгресс США после долгих дебатов одобрил так называемую «Программу победы», суть которой, по словам самих же американских военных историков (Р. Лейтон, Р. Коакли), «заключалась в том, что вкладом Америки в войну будет оружие, а не армии». Сразу после подписания этой программы президентом Ф. Д. Рузвельтом его советник и спецпредставитель Аверелл Гарриман вылетел в Лондон, а оттуда — в Москву, где 1 октября 1941 г. нарком иностранных дел СССР В. М. Молотов, британский министр запасов и снабжения лорд У. Э. Бивербрук и президентский спецпредставитель А. Гарриман подписали Первый (Московский) протокол, который положил начало распространение программы ленд-лиза на Советский Союз.

Затем, 11 июня 1942 г., в Вашингтоне было подписано «Соглашение между правительствами СССР и США о принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии», которое окончательно отрегулировало все принципиальные вопросы военно-технического и экономического сотрудничества двух главных участников «антигитлеровской коалиции». В целом все ленд-лизовские поставки в СССР традиционно делят на несколько этапов, в соответствии с подписанными протоколами:

Пред ленд-лиз — с 22 июня 1941 г.  по 30 сентября 1941 г. (до подписания протокола)
Первый протокол — с 1 октября 1941 г.  по 30 июня 1942 г. (подписан 1 октября 1941)
Второй протокол — с 1 июля 1942 г. по 30 июня 1943 г. (подписан 6 октября 1942)
Третий протокол — с 1 июля 1943 г.  по 30 июня 1944 г. (подписан 19 октября 1943)
Четвёртый протокол — с 1 июля 1944 г. по 20 сентября 1945 г. (подписан 17 апреля 1944),

2 сентября 1945 г. подписанием акта капитуляции милитаристской Японии Вторая Мировая война была завершена, а уже 20 сентября 1945г. все поставки по ленд-лизу в СССР были прекращены. Правительство США никогда не публиковало подробных отчётов того, что и сколько было отправлено по программе ленд-лиза в СССР. Но по уточнённым данным доктора исторических наук Л. В. Поздеевой («Англо-американские отношения в годы Второй мировой войны 1941—1945 гг., 1969; «Лондон — Москва: Британское общественное мнение и СССР. 1939–945», 1999), которые были извлечены ей из закрытых американских архивных источников, датированных 1952 годом, поставки по ленд-лизу в СССР осуществлялись по пяти маршрутам:

Дальний Восток — 8 244 000 (47,1%);
Персидский залив — 4 160 000 (23,8%);
Северная Россия — 3 964 000 (22,7%);
Советский Север — 681 000 (3,9%);
Советская Арктика — 452 000 (2,5%).

Британский премьер-министр У. Черчилль, в своё время назвал ленд-лиз «самым бескорыстным актом в истории всех стран». Однако по признанию самих американцев, ленд-лиз приносил немалые доходы и выгоды самим США. В частности, бывший министр торговли США Джесси Джонс прямо говорил, что «поставками из СССР мы не только возвращали свои деньги, но и извлекали прибыль, что было далеко не частным случаем в торговых отношениях, регулируемых нашими государственными органами». Его соотечественник, американский историк Дж. Херринг столь же откровенно писал, что «ленд-лиз не был самым бескорыстным актом в истории человечества… Это был акт расчётливого эгоизма, и американцы всегда ясно представляли себе выгоды, которые они могут из него извлечь». И это было действительно так, поскольку ленд-лиз оказался неиссякаемым источником обогащения многих американских корпораций. Ведь, по сути, единственной страной антигитлеровской коалиции, получившей весомый экономический выигрыш от войны, были именно США. Недаром в самих Соединённых Штатах Вторую Мировую войну довольно часто называют «хорошей войной», что зримо видно из названия работы другого американского историка С. Теркели «The Good War: An Oral History of World War II» (1984) («Хорошая война: устная история Второй мировой войны» (1984), в которой он с предельным цинизмом отмечал: «Почти весь мир во время этой войны испытал страшные потрясения, ужасы и был почти уничтожен. Мы же вышли из войны, имея в наличии невероятную технику, орудия труда, рабочую силу и деньги. Для большинства американцев война оказалась забавой… Я не говорю о тех несчастных, которые потеряли своих сыновей и дочерей. Однако для всех остальных это было чертовски хорошее время».

Неслучайно все исследователи в один голос говорят о том, что программа ленд-лиза заметно оживила экономическую конъюнктуру в самих США, в платёжном балансе которых операции по ленд-лизу стали на время войны одной из ведущих статей.

Для выполнения поставок администрация Ф. Д. Рузвельта начала широко использовать так называемые контракты с фиксированной рентабельностью («cost-plus contracts»), когда частные подрядчики могли сами устанавливать определённый уровень доходов по отношению к издержкам. В случаях, когда требовались значительные объёмы специализированной техники, в роли арендодателя выступало правительство США, покупавшее все необходимое оборудование для последующей передачи в лизинг.

Конечно, можно извести не одну тонну бумаги, чтобы объяснить непосвящённой публике грандиозное значение ленд-лиза в победе над коварным врагом, но совершенно очевидно, что никаким словоизвержением невозможно изменить реальные цифры, которые говорят сами за себя. Например, в годы войны стрелкового оружия всех основных типов на предприятиях Советского Союза было произведено более 29,1 млн. единиц, в то время как с американских, британских и канадских заводов на вооружение в РККА поступило всего лишь около 152 тыс. единиц, то есть 0,5%. Аналогичная картина наблюдалась и по всем типам артиллерийских систем всех калибров — 647,6 тыс. советских орудий и миномётов против 9,4 тыс. заграничных, что составляло менее 1,5% от их общего числа.

По другим видам вооружений картина была несколько иная, но тоже не столь «оптимистическая»: по танкам и самоходным орудиям соотношение отечественных и «союзнических» машин составляло, соответственно, 132,8 тыс. и 11,9 тыс. (8,96%), и по боевым самолётам — 140,5 тыс. и 18,3 тыс. (13%).

А между тем, больше поставить американцы никак и не могли, поскольку из почти 46 млрд. долларов, в которые американцам обошлась вся ленд-лизовская помощь, для разгромившей львиную долю германских дивизий и их военных сателлитов Красной Армии, дядюшка Сэм выделил всего 9,1 млрд. долларов, то есть чуть больше одной пятой средств.

В то же время Британская империя получила более 30,2 млрд., Франция — 1,4 млрд., Китай — 630 млн., и даже страны Латинской Америки, чьи боевые подвиги на полях Второй Мировой войны без микроскопа вряд ли можно рассмотреть, урвали свои 420 млн. баксов, а всего поставки по программе ленд-лиза получили 42 страны. Причём совершенно очевидно, что сами США, принимая программу ленд-лиза, руководствовались исключительно своими собственными интересами — защитить себя руками других «союзников». Надо сказать, что в последнее время общие поставки по ленд-лизу стали оценивать несколько иначе, но сути общей картины это не меняет: из 50 млрд. долларов почти 31,5 млрд. было потрачены на поставки в Великобританию, 11,3 млрд. — в СССР, 3,2 млрд. — во Францию и 1,6 млрд. — в Китай.

Но, может быть, при общей незначительности объёма заокеанской помощи она сыграла решающую роль именно в 1941 г., когда немцы стояли у ворот Москвы и Ленинграда, и когда до победного марша по Красной площади оставалось всего каких-то 25–40 км.? Давайте посмотрим статистику поставки вооружений за этот год. С начала войны до конца 1941 г. Красная Армия получила 1,76 млн. винтовок, автоматов и пулемётов, 53,7 тыс. орудий и миномётов, 5,4 тыс. танков и 8,2 тыс. боевых самолётов. Из них наши союзники по «антигитлеровской коалиции» поставили всего 82 артиллерийских орудия (0,15%), 648 танков (12,14%) и 915 самолётов (10,26%). С учётом всех вооружений, имевшихся на начало войны, этот, и без того не слишком внушительный, процент снижается до совершенно ничтожных цифр — 0,04%, 2,32% и 3,14%, особенно если учесть, что изрядная часть присланной военной техники, в частности 115 из 466 танков английского производства, в первый год войны до фронта так и не добралась.

Если перевести эти поставки вооружений и военной техники в денежный эквивалент, то по данным известного историка, доктора исторических наук М. И. Фролова («Тщетные потуги: против принижения роли СССР в разгроме фашистской Германии», 1986; «Великая Отечественная война 1941—1945 гг. в немецкой историографии», 1994), которые многие годы успешно и достойно полемизирует с немецкими историками (В. Швабедиссен, К. Уэбе), «до конца 1941 года — в самый тяжёлый для Советского государства период — в СССР по ленд-лизу из США были направлены материалы на сумму 545 тыс. долларов при общей стоимости американских поставок странам антигитлеровской коалиции 741 млн. долларов, то есть менее 0,1% американской помощи получил Советский Союз в этот сложный период. К тому же первые поставки по ленд-лизу зимой 1941–1942 г. достигли СССР очень поздно, в эти критические месяцы русские, и одни только русские, оказывали реальное сопротивление германскому агрессору на своей собственной земле и своими собственными средствами, не получая какой-либо заметной помощи со стороны западных демократий. К концу же 1942 г. согласованные программы поставок в СССР были выполнены американцами и англичанами на 55%. В 1941–1942 годах в СССР поступило всего 7% отправленных за годы войны из США грузов. Основное количество вооружения и других материалов было получено Советским Союзом в 1944–1945 годах, после коренного перелома в ходе войны».

Теперь посмотрим, что же представляли собой боевые машины союзных стран, которые первоначально шли по программе ленд-лиза. Так, из 711 истребителей, прибывших из Англии в СССР до конца 1941 г., 700 составляли безнадёжно устаревшие машины типа «Киттихок», «Томагавк» и «Харрикейн», которые существенно уступая немецкому «Мессершмиту» и советскому «Яку» по скорости и манёвренности, и не имели даже пушечного вооружения. Даже если советскому лётчику и удавалось поймать вражеского аса в пулемётный прицел, то их пулемёты винтовочного калибра зачастую оказывались совершенно бессильными против довольно крепкой брони немецких самолётов. Что касается новейших истребителей «Аэрокобра», то в 1941 году их было поставлено всего 11 штук.

Причём, первая «Аэрокобра» прибыла в Советский Союз в разобранном виде, без какой-либо документации и с полностью отработанным моторесурсом. Это, кстати, относится, и к двум эскадрильям истребителей «Харрикейн», вооружённых 40-мм танковыми пушками для борьбы с бронетехникой противника. Когда сами британцы на своём собственном опыте убедились, что штурмовики из этих истребителей получаются совсем никчёмные, они, не моргнув глазом, отправили их в СССР, где те всю войну простояли без дела, поскольку желающих летать на крылатых гробах в Красной Армии просто не нашлось. Аналогичная картина наблюдалась и с хвалёными английскими бронемашинами — лёгким танком «Валлентайн», который советские танкисты окрестили «Валентина», и средним танком «Матильда», которую те же танкисты обозвали ещё хлестче — «Прощай, Родина», поскольку тонкая броня, пожароопасные карбюраторные двигатели и допотопная трансмиссия делали их лёгкой добычей немецких артиллеристов и гранатомётчиков.

По авторитетному свидетельству личного помощника В. В. Молотова В. М. Бережкова, который в качестве переводчика И. В. Сталина участвовал во всех переговорах советского руководства с англо-американскими визитёрами, вождь всех времён и народов нередко возмущался тем, что, например, англичане поставляли по ленд-лизу устаревшие самолёты типа «Харрикейн» и уклонялись от поставок новейших истребителей «Спитфайр».

Более того, в сентябре 1942 г. в беседе с лидером республиканской партии США У. Уилки в присутствии американского и английского послов и У. Стэндли и А. Кларка Керра Верховный Главнокомандующий прямо поставил перед ним вопрос: «Почему английское и американское правительства снабжают Советский Союз некачественными материалами», и пояснил, что речь идёт, прежде всего, о поставках американских самолётов П-40 вместо куда более современных «Аэрокобр» и что англичане поставляют никуда не годные самолёты «Харрикейн», которые значительно хуже германских. Был случай, добавил Сталин, когда американцы собрались поставить Советскому Союзу 150 «Аэрокобр», но англичане вмешались и оставили их себе. Советские люди… отлично знают, что и американцы, и англичане имеют самолёты, равные или даже лучшие по качеству, чем немецкие машины, но по непонятным причинам некоторые из этих самолётов не поставляются в Советский Союз. Американский посол адмирал Стэндли не имел сведений на этот счет, а английский посол Арчибальд Кларк Керр признал, что он в курсе дела с «Аэрокобрами», но стал оправдывать их отправку в другое место тем, что эти 150 машин в руках англичан принесут «гораздо больше пользы общему делу союзников, чем, если бы они попали в Советский Союз».

В целом, ознакомившись с присланным нам в помощь металлоломом, сталинские соколы быстро уяснили принципиальную разницу между американцами и англичанами. Если британские джентльмены все же блюли некие приличия и, периодически посылая товар по принципу «на тебе, Боже, что мне не гоже», хотя бы доставляли его в оговоренном количестве, то янки просто в наглую срывали поставки: обещали прислать в 1941году 600 танков и 750 самолетов, а послали первых всего 182 и 204, соответственно, и т. д.

Та же история повторилась и в 1942 году: если советская промышленность выпустила в этот год более 5,9 млн. единиц стрелкового оружия, 287 тыс. орудий и минометов, 24,5 тыс. танков и самоходных орудий и 21,7 тыс. самолетов, то по ленд-лизу за январь—октябрь 1942 г. было поставлено всего 61 тыс. единиц стрелкового оружия, 532 орудий и минометов, 2703 танков и самоходок и 1695 самолетов. Причем, с ноября 1942 г., т. е. в самый разгар битвы за Кавказ и Сталинград, и проведения операции «Марс» на Ржевском выступе поставки вооружений практически полностью прекратились.

По информации историков (М. Н. Супрун «Ленд-лиз и северные конвои, 1941—1945 гг.», 1997) эти перебои начались уже летом 1942 г., когда немецкая авиация и подлодки разгромили печально знаменитый караван PQ-17, брошенный на произвол судьбы по приказу британского Адмиралтейства своими же конвойными судами. Результат оказался катастрофическим: до советских портов дошло всего 11 из 35 судов, что и было использовано в качестве предлога для приостановки отправки следующего конвоя, который был отправлен только в сентябре 1942 г.. Причем, новый караван PQ-18, потерял по дороге 10 транспортов из 37, и очередной конвой был отправлен только в середине декабря 1942 г..

Таким образом, за 3,5 месяца, когда на Волге шла решающая битва всей Второй Мировой войны, в Мурманск и Архангельск пришло поодиночке менее 40 судов с ленд-лизовскими грузами. В связи с этим обстоятельством у многих возникло законное подозрение, что в Лондоне и Вашингтоне все это время просто выжидали, в чью пользу завершится сражение под Сталинградом.

Между тем, с марта 1942 г., т. е. всего через полгода после эвакуации из европейской части СССР более 10 тыс. предприятий, начался рост промышленного производства, который уже к концу этого года превысил довоенные показатели в пять раз. Причем, надо отметить, что 86% всей рабочей силы составляли старики, женщины и дети. Именно они в годы войны дали нашей армии 102,5 тыс. танков и самоходок, более 125,6 тыс. самолетов, более 1,2 млн. артиллерийских орудий и минометов и т. д.

Но самым интересным является то, что наши либеральные историки и журналисты либо хорошо знают, но тщательно скрывают, либо просто пропускают мимо ушей, либо с торжественным видом выкладывают в качестве решающего козыря — поставки, не относящиеся к основным видам вооружений.

И тут, казалось бы, крыть нечем, поскольку цифры получаются и впрямь солидные. В частности, именно по ленд-лизу мы получили 2586 тыс. тонн авиационного бензина, что составляло 37% от произведенного в СССР в годы войны, и почти 410 тыс. автомобилей, т. е. 45% всего автотранспорта РККА, без учета трофейных автомобилей. Немалую роль сыграли и поставки продовольствия, хотя за первый год войны они были крайне незначительны, а всего США поставили примерно 15% потреблённого мяса и прочих «деликатесов».

А ведь были ещё станки, рельсы, паровозы, вагоны, радиолокаторы и другое полезное имущество, без которых много не навоюешь. Безусловно, ознакомившись с этим впечатляющим списком, можно бы искренне восхититься президентом США Ф. Д. Рузвельтом и американскими партнерами по «антигитлеровской коалиции», если не знать один нюансик: одновременно вполне сравнимую по объемам помощь американские промышленные корпорации оказывали и нацистской Германии.
Например, нефтяная корпорация «Стандарт Ойл», принадлежавшая Джону Рокфеллеру-младшему, только по линии немецкого концерна «И. Г. Фарбениндустри» продала Берлину бензина и смазочных материалов на 20 млн. долларов.

А венесуэльский филиал этой же компании ежемесячно отправлял в Германию 13 тыс. тонн сырой нефти, которую мощная химическая промышленность Третьего Рейха тут же перерабатывала в первоклассный бензин. Причем, драгоценным топливом дело не ограничивалось и немцам из-за океана сплошным потоком шел вольфрам, синтетический каучук и куча разных комплектующих для автомобильной промышленности, которыми германского фюрера снабжал его старинный друг Генри Форд-старший.

В частности, хорошо известно, что на снабжение германского вермахту шло 30% всех автопокрышек, изготовленных на его заводах. Что касается общего объема фордовско-рокфеллеровских поставок нацистской Германии, то полных сведений на этот счет нет до сих пор, поскольку это есть строжайшая коммерческая тайна, но даже то малое, что стало достоянием общественности и историков позволяет легко понять, что торговля с Берлином в годы войны шла ничуть не меньше, чем с «союзными» Лондоном и Москвой.

Чуть выше мы писали о том, что существует и еще одна ходячая версия, что со стороны США ленд-лизовская помощь носила, чуть ли, не благотворительный характер.

Однако при ближайшем рассмотрении и эта версия не выдерживает никакой критики. Прежде всего, потому, что уже в ходе войны в рамках так называемого «обратного ленд-лиза» Вашингтон получил необходимого сырья общей стоимостью почти в 20% от переданных материалов и вооружений. В частности, из СССР были отправлены 32 тыс. тонн марганцевой и 300 тыс. тонн хромовой руды, значение которых в военной промышленности было крайне велико. Достаточно сказать, что когда в ходе Никопольско-Криворожской наступательной операции войск 3-го и 4-го Украинских фронтов в феврале 1944 г. германская промышленность лишились никопольского марганца, то 150-мм лобовая броня немецких «королевских тигров» стала держать удар советских артиллерийских снарядов куда хуже, чем аналогичный 100-мм броневой лист, который стоял раньше на обычных «тиграх».

Кроме того, за союзные поставки СССР расплачивался золотом и только на одном британском крейсере «Эдинбург», который был потоплен немецкими подлодками в мае 1942 г., находилось 5,5 тонн драгоценного металла.

Кроме того, значительную часть оружия и боевой техники, как и полагалось по договору ленд-лиза, Советский Союз по окончании войны вернул обратно. Получив взамен счет на круглую сумму в 1,3 млрд. долларов. На фоне списания ленд-лизовских долгов иным державам это выглядело откровенным грабежом, поэтому И. В. Сталин потребовал пересчитать «союзнический» долг. 

Впоследствии американцы были вынуждены признать, что откровенно приврали, но в итоге накрутили на итоговую сумму проценты и окончательная сумма с учетом этих процентов, признанная СССР и США по Вашингтонскому соглашению, подписанному в 1972 году, составила 722 млн. зеленых. Из них 48 млн. были выплачены США при Л. И. Брежневе, к июлю 1973 г., тремя равными платежами, после чего эти выплаты были прекращены в связи с вводом американской стороной дискриминационных мер в торговле с СССР, в частности пресловутой «Поправкой Джексона-Вэника».

Лишь в июне 1990 г. в ходе новых переговоров президентов Дж. Буша-старшего и М. С. Горбачева стороны вернулись к обсуждению ленд-лизовского долга, в ходе которых были установлены новый срок окончательного погашения задолженности — 2030 год, и окончательная сумма долга — 674 млн. долларов.

После распада СССР его технически долги были разделены на долги правительствам (Парижский клуб), и долги частным банкам (Лондонский клуб). Долг за ленд-лиз был долговым обязательством перед правительством США, то есть частью долга Парижскому клубу, который Россия полностью погасила в августе 2006 г.

Поэтому все нынешние причитания наших либералов по поводу американской благотворительности выглядят довольно мерзко, особенно на фоне вполне трезвых оценок самих американцев. Например, президент Ф. Д. Рузвельт прямого говорил, что «помощь русским — это удачно потраченные деньги», а его преемник в Белом доме Г. Трумэн еще в июне 1941 г. на страницах «Нью-Йорк Таймс» прямо заявил: «Если мы увидим, что Германии я побеждает, мы должны помогать России, а если верх будет одерживать Россия, мы должны помогать Германии, и пусть они, таким образом, убивают друг друга как можно больше». Более того, касаясь вопроса о выгодах ленд-лиза для самих США, одна из американских журналисток приводит такую экстравагантную подробность: «война была для нас настолько выгодна, что на выборах 1944 г. соперник Ф. Д. Рузвельта губернатор Нью-Йорка республиканец Э. Т. Дьюи якобы имел в своей программе пункт о продолжении войны, но уже против русских на стороне немцев».

Первую официальную оценку роли ленд-лиза в общей победе над нацизмом, которая затем в разной интерпретации тиражировалась во многих энциклопедиях и научных работах, дал член Политбюро ЦК ВКП(б), председатель Госплана СССР Н. А. Вознесенский, который в своей книге «Военная экономика СССР в период Отечественной войны» (1948) прямо писал: «если сравнить размеры поставок союзниками промышленных товаров в СССР с размерами производства промышленной продукции на социалистических предприятиях СССР, то окажется, что удельный вес этих поставок по отношению к отечественному производству в период военной экономики составит всего лишь около 4%».

И хотя на протяжении всех этих лет западные советологи, да и наши доморощенные антисталинисты, а по сути власовцы, типа господ Б. В. Соколова и Г. Х. Попова, всячески пытались возвеличить роль ленд-лизовских поставок в годы Второй Мировой войны, сами американские ученые, военные и чиновники (Р. Голдсмит, Дж. Херринг, Р. Джоунс) вынужденно признают, что «вся союзная помощь СССР не превысила 1/10 советского производства вооружений», а общий объем ленд-лизовских поставок, с учетом знаменитой американской тушенки «Второй фронт», составила порядка 10–11%. Более того, известный американский историк Р. Шервуд в своей знаменитой двухтомной работе «Рузвельт и Гопкинс» (1958), написанной в разгар «холодной войны», прямо цитировал Гарри Гопкинса, который сказал, что «американцы никогда не считали, что помощь по ленд-лизу является главным фактором в советской победе над Гитлером на Восточном фронте. Победа была достигнута героизмом и кровью русской армии».

 

Автор:  СПИЦЫН Евгений Юрьевич; Источник: http://nacontrol.ru/istoriya/bednaya-lend-liza-neblagodarnaya-istoriya-ob-amerikanskikh-postavkakh-v-sssr/

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.