Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

«Давайте без Вани, потом с Ваней»: в Красноярске родители увели первоклашек фотографироваться подальше от мальчика-инвалида.

Маме обидно до глубины души, но она просит никого не винить.

- Если вы хотите рассказать про вчерашний случай с Ваней, про таких детей, как он, то расскажите это через добро, - попросила «Комсомолку» Анастасия Смирнова, мама 7-летнего первоклассника. И добавила, - просто общество не готово к этому. Мы ведь долгое время жили в стране, где «инвалидов не было». Поэтому сейчас люди даже не знают, как поступать, когда они оказываются среди нас.

Неприятная история произошла в одной из школ Октябрьского района 30 августа. Обсуждали организационные моменты по поводу торжественной линейки 1 сентября. Анастасия осторожно спросила у учительницы, когда та заговорила о фотографиях: а если кто-нибудь из родителей не захочет, чтобы на фото был Ваня? Дело в том, что мальчика неизлечимое генетическое заболевание, он не может ходить, всегда на коляске. И мама уже не раз сталкивалась с отчуждением со стороны людей. Поэтому сразу уточнила. И услышала от педагога: «Тогда давайте сначала сфотографируем класс без Вани, а потом с Ваней».

- Она, конечно, не хотела меня обижать нарочно. Я не говорю, что она плохая или хорошая. Но ее единственно правильным ответом должно было быть: «Ваня фотографируется вместе со всеми – без вариантов». Это именно то, что я хотела бы от нее услышать, - говорит Анастасия.

На торжественную линейку 1 сентября Ваня с мамой приехали нарядные. Первоклассник в белой рубашке с галстуком-бабочкой, счастливый, что находится среди людей, он тянется к детям. Но когда линейка завершилась, родители вместе с учительницей повели детей фотографироваться туда, где красивый фон, подальше от ребенка в коляске.

- Я даже не знала, что они фотографировались. Только к вечеру увидела в родительском чате нашего класса, как родители хвастаются друг перед другом лучшими ракурсами. Класс фотографировался с учительницей, а Вани там не было. Ранит, - признается Настя.

Если говорить об учительнице, то по факту она не нарушила ничего, что прописано в педагогических нормах и правилах. Как и родители, которые увели своих детей в другое место. Но разве это не показывает в целом отношение общества. Чему мы в таком случае мы, взрослые, научим наших детей? Какой мы посыл им даем?

Элеонора Селиванова, куратор инклюзивного образования школы, прокомментировала «Комсомольской правде»-Красноярск, что наказывать педагога они не станут, у нее раньше не было опыта работы с особенными детьми. Но беседу с ней провели. Учитель должен формировать здоровую среду в детском коллективе, отношение ребятишек друг к другу, независимо ни от чего.

Ваня не будет посещать занятия. Он находится на домашнем обучении. Для понимания, все «домашние» дети прикреплены к какой-нибудь школе, к кому-то учителя приходят на дом, кто постарше – периодически приходят в учебное заведения, показывают свои знания. Ваня в силу своего заболевания не сможет учиться в классе вместе со всеми, он – ребенок из хосписа, его нельзя оставить одного даже на минуту. Он приехал в школу только раз – на 1 сентября.

- История с фотографиями – это ведь не только с Ваней произошло, - говорит Анастасия, стараясь не показывать своей горечи. – Я знаю историю, когда класс сфотографировался без такого ребенка, а потом у мамы попросили прислать отдельно его фотографию и прифотошопили, как будто он там был.

- Знаете, - продолжает Анастасия, - по сути, так поступил бы любой. И даже я, не будь у меня Вани. Но не потому, что мы такие жестокие. Просто общество не готово принимать таких людей рядом с собой. Мы перешагиваем через порог и не думаем, что этот порог должен быть такой высоты, чтобы через него могла переехать коляска. Или мы заходим с вами в какое-нибудь учреждение и не обращаем внимания, есть там пандус или нет пандуса. Или заходим в магазин через две двери, мы не знаем, что между ними должно быть расстояние для проезда коляски. Мы не замечаем этого не потому, что мы плохие. А потому, что мы долгое время жили в стране, где инвалиды сидела по домам, мы даже не думали, что такие люди могли быть интегрированы в общество.

После того, как Анастасия рассказала о случившемся на своей странице в «Фейсбуке», история вызвала гневную реакцию. Но мама просит не нападать на учительницу. Она не жалуется на жизнь, напротив, она рассказывает, как жить с такой проблемой, с какой столкнулась она. Помогает советами. Ее страница – это дневник мамы и особенного ребенка. Каждый день что-то новое: как смеется Ваня, какие смотрит фильмы. Как замечательно медсестра из поликлиники попала в убегающую венку и не пришлось колоть кисти и стопы. О жуткой аллергии Вани на молочку, даже на следы молока. О приступах и обмороках. И о том, как получили портативный кислородный концентратор.

Мы публикуем фотографии Вани с разрешения его мамы.

Ваня очень жизнерадостный ребенок. Фото: личный архив Анастасии Смирновой

Вместо послесловия

Общение с Анастасией, признаю, задело за живое. И вспомнилась трагедия 54-летнего инвалида колясочника Игоря К., которая произошла в 2016 году на правобережье Красноярска. Он провел в инвалидной коляске три года. А потом покончил с собой, не в силах вынесли заточения в четырех стенах. А причиной стал... обыкновенный пандус, который он и его пожилая мать никак не могли выбить у чиновников. Мужчина не мог выехать из подъезда на улицу, в парк, в магазин. В ответ на просьбы – отписки. Ему выделили переносные пандусы – какие-то две железяки с желобами, которыми он элементарно не смог пользоваться. Все упиралось даже не в деньги, а в тот источник, откуда их можно было взять. А когда мужчина свёл счеты с жизнью, о нем забыли. Цинично звучит, но выглядело это так: «нет инвалида – нет проблем».

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи.